«Мой Сизиф»

Режиссер-хореограф-Алиса Панченко(СПБ).

Танцевальный спектакль-коктейль из радости и печали, надежды и безысходности, страсти и боли. Название объясняет направление всего происходящего на сцене. Сизиф как известно, мифический Герой, являющийся символом абсурдизма. Персонажи спектакля очень любят своего «внутреннего Сизифа», бесконечно подкармливая его нелепостями и абсурдными действиями: они пьют из ладоней, хотя у них полно бокалов, сидят друг на друге, не замечая стульев, спят в одежде в шкафу, чтобы их одежда не помялась, хотя вся сцена завалена вешалками. Такая форма выбрана не случайно, ибо вся мысль спектакля сводится к одному, у тебя все есть, стоит только увидеть это.


Перформанс «Керамика и танец. Посвящение Родену»

Хореографы — постановщики — Ксения Голыжбина и Евгения Талецкая.

На этапе подготовки перформанса хореографы  опирались на импровизацию танцовщиков в рамках поставленных задач.

Перформанс «Керамика и танец. Посвящение Родену» объединил сразу два вида искусства: скульптуру и хореографию. Инновационный подход к неожиданному сочетанию различных творческих направлений.

Вдохновил на воплощение этой идеи гениальный французский скульптор Огюст Роден: он был одержим «демоном танца». Любое движение его страстно интриговало, он вдохновлялся танцами Айседоры Дункан, Вацлава Нижинского, Рут Сен-Дени. Дункан и Нижинский позировали Родену и вдохновили его на создание скульптур. «Я крайне редко изображаю покой. С помощью движения мускулов я всегда старался передать внутреннее ощущение» — это высказывание Родена станет лейтмотивом перформанса.

Зрители перформанса станут одновременно и его участниками, от них потребуются навыки работы с глиной и способность запечатлеть танцевальные движения в скульптуре. Танцовщики Инновационного театра балета превратятся в персонажей скульптур Родена и оживят его гениальные творения.

Экспериментальный перформанс и импровизированный мастер-класс по скульптуре стал первым мероприятием подобного рода в ИКЦ.


«Опасные игры»
Хореограф-постановщик — Евгения Талецкая.

 

Пластический спектакль «Опасные игры». Люди боятся собственной реальности. С детства нас учат познавать мир посредством игры, мы привыкаем примерять на себя маски. Со временем эта зависимость становится неуправляемой и овладевает нашим разумом. Задумайтесь… Каждый человек живет в своем воображаемом мире, в мире собственных фантазий и иллюзий. Как в любой истории, как в жизни любого человека, в каждой игре есть начало и конец, и неизбежно возникают обстоятельства, которые могут повлиять на ход событий.

Жизнь — это игра, такая лотерея, в которой лучше удачно ошибиться, чем неудачно угадать. Примерив на себя пиджак, принадлежавший ранее другому, всего один из ста подумает о том, что он может быть отравлен чужой жизнью.

Нельзя быть уверенным в абсолютной безопасности!

Опасность рядом…Вы в игре.


«Клаус.True.Фобия» 

Хореограф-постановщик — Ксения Голыжбина.

Комикс-балет Инновационного театра балета при участии студии хореографии по мотивам произведений Франца Кафки «Превращение», «Сон», «Процесс».
«Послушай , Клаус ! Когда твой день похож на все последующие, а вчерашний день ты уже забыл, пора придумать сказку, для того чтобы научиться бояться».

Место действия — город TRUE.
Наши герои — Клаус, Кафка и обитатели города.
Время действия — завтра!

Постановочная группа: Ксения Голыжбина, Евгения Талецкая, Константин
Солдатов, Андрей Горлачев.



 

Режиссер-постановщик  — Дмитрий Масленников (г.Москва)

О том, что мы имели, сейчас забыли, но обязаны вспомнить!
Что есть молчание? Молчание — это смотреть в глаза друг другу и искать там ответ или не искать, а просто смотреть. Молчание — это услышать не только себя, но и других, и не только людей вокруг, а птиц, деревья, скрип своей кровати, шевеление мозгов в твоей черепной коробке, звук приближающихся очень важных, возможно, шагов и так далее и так далее…а давайте представим, что у нас отняли голос. Даже не так, у нас отняли право что-то сказать. И вот мы голые, наедине со своими мыслями и мыслями других таких же «без права сказать» людей, и в какой-то момент, поверьте, вы начинаете их слышать.
Так что же может произойти, если в ограниченное пространство поместить людей, отобрать у них голос, «желание сказать и поделиться словесно»? Останется только тело: руки и пальцы, умеющие трогать, ноги, умеющие обвивать, бегать и стучаться об пол, голова, умеющая в такт чужим мыслям чеканить ритм, плечи, порой одобрительные, а порой осуждающие… Останется только наше тело, и именно оно, вспомнив самое начало, самое рождение даст правильный манок нашим судьбам и нашему первозданному, Человеческому… и кто знает, может быть это начало, этот «0» и есть Рай?!