Выставка Екатерины Рожковой "Белая школа" (Дом Щепочкина, п.Полотняный завод)

22 Мая
2021
Суббота
Май-Сентябрь
Записаться
Выставка

Выставка "Белая школа"

Главный усадебный дом Щепочкина в Полотняном заводе недалеко от Калуги был построен во второй половине XVIII века. Долгое время он находился в тени своего соседа – богатой и знаменитой усадьбы Гончаровых, которой не суждено было уцелеть в Великую Отечественную войну. А дом Щепочкина выжил. Немцы превратили его первый этаж в конюшню, а отступая, заложили там бомбу. Но местные жители узнали об этом и спасли дом.

Может быть, его спасла коллективная память, что с начала XX века здесь была школа. И после войны сюда снова вернулись дети – стены выкрасили масляной краской, роскошные залы разбили на классы. Школу закрыли только в 2007 году как будто на реставрацию, но даже местные в это не верят – величественное здание ветшает, исчезает прямо на глазах.

«Мне дали ключ, - рассказывает художник Екатерина Рожкова, - и сказали: делай, что хочешь. Я зашла в этот дом, когда на покрашенном суриком наборном паркете, лежал снег. Его надуло из под балконной двери. Изо рта шел пар. Роскошный расписной потолок, а ниже, как это было принято в советских учреждениях – стены, покрашенные масляной краской на уровне глаз, а дальше побелка. Через анфиладу комнат освещал мягкий северный свет, как на картинах Хаммершоя или Сороки. Гулкие шаги, мои ли, людей из XVIII, XIX, XX века. Этот дом спасся благодаря школе. Решение показать портреты детей как стражей ушедшего мира, пришла мне в голову сразу. Детей реальных, существующих, с присущими только им чертами и характером, и одновременно детей придуманных. На выставке в каждом зале будет тихо звучать саундтрек школьной жизни: шёпот, разговоры, строгие интонации, тихие ответы.

- А вы про какую школу? Про БЕЛУЮ?

- Да.

- А мы тогда не замечали как-то потолков этих. Нет, про Пушкина нам рассказывали, мы и стихи учили наизусть, а про жену его и этого Щепочкина как-то я не помню, не принято было. Заходил ли сюда Александр Сергеевич, когда заезжал в соседнюю усадьбу к родителям жены? Мы не знаем. Скорее всего, нет. Бог знает, что можно напридумывать себе, бродя по этим гулким коридорам.

- Вы тоже учились тут?

- Да, училась. Я помню только наши разговоры о том, что купец Щепочкин в актовом зале в изразцовую печь свою дочь замуровал, и она по ночным коридорам своим платьем шуршала, призрак её. Я даже, помню, ухом слушала печь, не услышу ли чего. И еще что по ночам в разных окошках зажигался свет. И в подвале, где картошку мы перебирали, всегда на потолке было мокрое, никогда не высыхающее пятно, мы думали, что это кровь.

Во всей русской и мировой художественной литературе школа предстает местом унижения детей детьми, детей - учителями, страшной, но обязательной частью жизни человека. Моя история не столько об этом. Она о детях - хранителях истории. В данном случае - одного дома. В стране, где, в силу исторических обстоятельств, живой дом XVIII века - это уже чудо. Пусть будет Белая Школа - ИДЕАЛЬНАЯ школа. Школа, в которой нет ни травли, ни унижений, ни монстров-учителей. Дети смотрят на фотографа. Они стараются лицом и позой, как это часто бывает, они застыли для школьной фотографии. Школа – капсула времени, в которой проступают сквозь стены последние образы нескольких ушедших эпох».

Выставка пройдёт в Доме Щепочкина в музейном комплексе Усадьбы Гончаровых «Полотняный Завод» в рамках фестиваля Циолковский Фест при поддержке Министерства Культуры Калужской области, Инновационного Культурного Центра г. Калуги, Музея Усадьбы Гончаровых на Полотняном Заводе и галереи Роза Азора. 

\